Младореформаторский вираж. Часть 1. Мнимые проекты

Многие замечают признаки новой перестройки, устраиваемой под увещевания о необходимости перемен, новых реформах, нового подхода. Проявляются эти признаки в разных сферах нашей жизни — в культуре, в социальной жизни, в политике и, что особенно заметно, в экономике. И чем сильнее проявляется неблагополучие, тем активнее наши новые реформаторы, иммитируют бурную деятельность, сопровождая ее объемными информационными интервенциями. Это уводит от смысла происходящего, что в очередной раз принесет горькие плоды разочарования обманувшимся гражданам.

23 февраля 2016 года на сайте Первого областного ТВ-канала вышло «Большое интервью Руслана Гаттарова о планах развития Южного Урала, Томинском ГОКе, туркластере и многом другом». Вице-губернатор Челябинской области, ответственный за экономику региона, отвечал на вопросы директора ОТВ Светланы Яремчук. Чтобы разобраться в происходящем в экономике внимательно вчитаемся в текст данного интервью и проанализируем сделанные заявления. Сравним высказывания Руслана Гаттарова с его же высказываниями, сделанными ранее, сопоставим с имеющимися заявлениями других политиков и экспертов региона, и дополним представленную картину, членом команды действующего главы области, информацией из других источников.
Будем вчитываться и анализировать как задаваемые вопросы Светланы Яремчук, чтобы понять и зафиксировать суть вопроса, так и суть ответа Руслана Гаттарова, чтобы понять по существу сказанного, что осталось без ответа, а что скрыто. Итак, интервью и его разбор:

С.Я.: «Руслан Усманович, сегодня мы бы хотели поговорить с вами о том, что происходит в экономике края, в экономике Челябинской области. На ваш взгляд, машиностроительная отрасль будет развиваться в нашей области?»

Как я уже отмечал, один из частых вопросов, которые задают себе наши сограждане особенно во времена испытаний — «Что происходит?». Вот и директор ОТВ, чувствуя запрос аудитории, задает его лицу, который в силу своего статуса должен иметь четкое, выверенное представление о происходящем. Помимо вопроса о положении дел в экономике края Светлана задает вопрос и о развитии машиностроения.

Р.Г.: «Хотелось бы, конечно, производить здесь Tesla (прим.ред.: Tesla Motors — американская автомобильная компания из Кремниевой долины, ориентированная на производство электромобилей) или что-то подобное, но мне кажется, что наша квалификация — это производство автомобилей, сложных механизмов, специфической техники, в том числе для военной промышленности»

Кто что понял из ответа о положении дел в экономике Челябинской области? А о развитии машиностроения края что-то понятно? Из ответа следует, что есть безусловное желание заполучить подряд на изготовление американских, модненьких на сегодня, автомобилей. И тогда понятно, что о развитии машиностроения края можно будет говорить лишь как о призрачной вероятности — «мне кажется». Ну пусть даже и так, что в этом нового? Как говориться и ежу понятно, что область, в силу сложившихся исторических обстоятельств (эвакуация заводов в период ВОВ и последующее развитие машиностроения в Советское время), была ориентирована, причем в первую очередь, на работу в ОПК.

Нет ответа о перспективах машиностроения, однако Светлана Яремчук проявляет настойчивость, конкретизируя вопрос. Перспективы. Какие перспективы в машиностроении? Конкретно у миасского автозавода «Урал» — какие перспективы?:

С.Я.: «Автомобильный завод «Урал», у него есть перспективы?»

Р.Г.: «Автомобильный завод «Урал» сделал несколько новых моделей, они очень современные, они конкурентоспособные в своем сегменте, безусловно. К сожалению, рынок пока очень маленький, это Россия, Африка, еще несколько стран. Нужно очень серьезно расширять рынок, и только тогда мы сможем увеличивать наши продажи. Еще очень важна такая вещь, как бренд. Вот у нас есть предприятие «Крановые технологии», они сейчас изменили бренд, называются теперь «Жираф». Они это сделали не потому, что хотят по-модному называться, а потому что собрались выходить на международный рынок. С названием «Крановые технологии» сделать это сложно. Очень важно, что их техника на данный момент сопоставима, а где-то даже превосходит лучшие западные образцы. Это полностью наш челябинский региональный продукт. Основное его производство находится на непростой территории, в моногороде Нязепетровске».

Конкурентоспособность, сегмент, рынок, продажи, бренд, международный рынок и… много других, как кому-то кажется стоящих, но настолько уже заезженных и бесполезных слов. Нет ответа на главное в вопросе — о перспективе автозавода «Урал». Думаю читатель согласится с моим предположением, что если упорно не говорится о перспективе, то ее и нет?!

Но Светлану Яремчук не покидает надежда все же, пусть хоть окольными путями, заполучить ответ на так интересующий, не столько ее, сколько зрителей и читателей «Первого областного», вопрос о перспективе развития. Вопрос вновь об экономике, которую необходимо поднимать. Поднятие экономики — и есть ее развитие. То есть, опять вопрос об экономической перспективе:

С.Я.: «Что вы считаете базовыми отраслями, которые помогут экономике Челябинской области подняться?»

Р.Г.: «Крупнейшие металлургические гиганты. Будет очень здорово, если они останутся на прежних мощностях и будут продолжать вкладывать деньги в модернизацию, улучшая экологические, в том числе, показатели, уменьшая тем самым количество людей, работающих на этих предприятиях. Что это означает? Что люди будут высвобождаться, и этих людей нужно трудоустраивать. Одним из направлений для трудоустройства является сельское хозяйство.
У нас еще есть порядка 500 тысяч гектаров свободных земель, которые можно использовать. Нам нужно искать и заполнять эти территории инвесторами, чтобы они вкладывали. Наша позиция такова, что нам нужны понятные инвесторы, с понятной технологией и качеством продукции, которые четко соответствуют санитарным нормам, которые платят налоги и которые, что очень важно, используют в работе население, живущее на данной территории. Потому что, к примеру, китайские компании не используют наше население, не всегда понятны их технологии и химические элементы, которые используют. До сих пор непонятно, никто не может нам ответить, что они туда льют. Ни одной квоты китайцем за последние два года не было дано.»
.

В этом ответе и странности, и есть нечто важное, что необходимо зафиксировать. Во-первых, на трижды заданный вопрос о перспективе развития экономики Руслан Гаттаров не отвечает. Какое развитие, о чем вы?! Дай бы бог, чтобы все осталось как прежде. Это в лучшем случае, потому что, вообще-то, светит перспектива сокращения занятых в металлургии и пополнения ими списков безработных. А то, что есть направление трудоустройства в сельское хозяйство, так это без гарантий. Это лишь направление, а там уж как выстроит… его «величество» рынок. Подумать, что и в сельском хозяйстве «будут продолжать вкладывать деньги в модернизацию, улучшая экологические, в том числе, показатели, уменьшая тем самым количество людей, работающих на этих предприятиях», было видимо недосуг. Или предполагается, что в сельском хозяйстве будет увеличиваться доля ручного труда?

Хорошо, есть свободные земли. Но насколько нам известно, сельское хозяйство и развивалось (относительно других отраслей) за счет гигантских государственных субсидий. В 2000-е разные шустрые дельцы активно бросились осваивали бюджетные средства. Порой не столько ради развития сельского хозяйства, сколько ради освоения выделяемых миллиардов. Некоторые «бизнесмены» получив не малые средства, вложили и отработали некоторое время, а затем начали уверенно банкротиться, оставляя многомиллионные долги на поручившиеся региональные правительственные органы. Сегодня есть такая нерыночная «помощь» рынку? Более того, в первые месяцы 2016 года цифры экономических показателей в сельском хозяйстве демонстрируют спад в этой отрасли.

Во-вторых, давайте проанализируем вот это выражение: «Будет очень здорово, если они [предприятия] останутся на прежних мощностях и будут продолжать вкладывать деньги в модернизацию». Что сказано?! Очень важная, фундаментальная вещь! Предприятие останутся на прежних мощностях и будут продолжать вкладываться в модернизацию. То есть, — модернизация не тождественна развитию! Зафиксируем и продолжим рассмотрение показательного и содержательного, в своем роде, интервью.

Далее идут вопросы о наиболее распиаренных в Челябинской области проектах: ТЛК «Южноуральский», ВСМ «Челябинск — Екатеринбург» и встреча ШОС в Челябинске (про метро в Челябинске, например, уже не вспоминают). Вопрос о возможностях, которые должен предоставить ТЛК. Какие возможности от построенного ТЛК? В очередной раз вопрос по все той же теме — перспектив развития:

С.Я.: «Очень красивое было открытие транспортно-логистического комплекса «Южноуральский». Много о нем говорят, освещали в программах очень обширно, даже был прямой эфир. Что сейчас? Какие возможности для нас предоставляет ТЛК?»

Р.Г.: «Я уверен, что грузы из Китая будут. Очень важно, чтобы были грузы и в Китай. В феврале, как утверждают организаторы проекта, ситуация с грузами начнет меняться. Есть несколько очень крупных мировых брендов, которые собираются ввозить свои изделия из Китая. Китайская сторона подтверждает сейчас организаторам проекта, что она будет субсидировать эти поездки, перевозки, как в одну, так и в другую сторону. Мы прекрасно понимаем, что в нашу страну импорт-экспорт сейчас упал на 50 процентов. Это значит, что существующие каналы поставки сейчас демпингуют и стараются удержать клиентов. На этом рынке найти объемы товаров очень сложно, но руководство ТЛК «Южноуральский» находится в активной фазе. В этом году мы выстраиваем прямые взаимоотношения для обмена грузами еще с двумя провинциями Китая. Это провинции Хубэй и Шэньси. Это такие провинции, где живет население, сопоставимое с населением Российской Федерации, и бюджет у них очень большой. Мы встречались на уровне заместителей руководителей этих провинций, в ближайшее время мы выйдем на этап подписания соглашений. Начнет формироваться поток грузов».

С проектом ТЛК стоит разобрать поподробнее. Так как в раскрутке проекта изначально заложены информационные пробелы, которые не позволяют понять его суть. Информационные вбросы, сопровождающие этот «важный, нужный и значимый» объект,  — вводят в заблуждение.
Отмечу, что вновь, как и в предыдущих ответах, Руслан Гаттаров, как бы уходит от демонстрации субъектности (а значит и от ответственности) правительства Челябинской области в действиях по ТЛК. Здесь он заявляет от лица неких организаторов. Давайте разберемся, что за организаторы. Раньше это проект раскручивался и преподносился как достижение команды губернатора Челябинской области. Позже, когда выяснилось, что что-то пошло не так, команда стала дистанцироваться. Теперь вот и вовсе на первый план выдвигаются некие организаторы.

Фраза «Я уверен, что грузы из Китая будут» — наоборот, показывает неуверенность, что будут ли эти самые грузы из Китая. А если и будут, то совсем не те, что предполагались.

Примерно с той же «уверенностью» говорится о грузах, которые всего лишь «собираются» возить «крупные мировые бренды». Собираются не значит, что будут, так ведь? Тут же заявляется, что «руководство ТЛК» «находится в активной фазе» поиска на рынке необходимых объемов грузов. Вот как. Оказывается, что ТЛК построен, а нужного объема грузов нет. Но ведь был на что-то расчет. Как и кто принимал решение о строительстве? Почему были победные заявления в духе — «мы уже обо всем договорились». Может быть не о том договорились? Или проявлена вопиющая не компетентность. Компетентность. А ведь к ней в этом интервью Руслан Гаттаров обращается. Но об этом чуть позже.

Продолжим разбираться и ответим на вопрос — кто этот проект инициировал, и кто затем в него вложился? Проект на данный момент не запущен. По меньшей мере совершенно далек от обещанных, причем даже не количественных показателей. Вообще каковы эти количественные показатели по мощности перевозки грузов? Затрачены большие средства. Проект подавался как успешное взаимодействие с китайской стороной. В чем успех?

Рассмотрим этапы развертывания проекта:

17.02.2012, Министерство экономического развития Челябинской области: Правительство области подписало соглашение с Китаем о создании транспортного коридора.
Начиналось все с подписания с соглашения, которому Деловой совет Шанхайской организации сотрудничества присвоил статус «пилотного». Всего на Южном Урале инвесторам предложено построить два комплекса площадью 30-50 гектаров каждый. Один будет располагаться в районе Южноуральска, второй — вблизи Челябинска.
Отметим, что Китай присвоил проекту статус «пилотный».

15.05.2015, ИА ПравдаУРФО: Первый шаг сделан официально.
За несколько лет была построена основная инфраструктура ТЛК, и Челябинская область дождалась очередного этапа в реализации межгосударственного проекта строительства транспортно-логистического комплекса «Южноуральский». 15 мая, глава региона Борис Дубровский принял участие в церемонии запуска железнодорожного терминала ТЛК.

Осенью 2015 года, несмотря на запуск ТЛК, неопределенность в договоренностях с Китаем оставалась:

03.09.2015, ИА ПравдаУРФО: Решение закреплено в соглашении между КНР и Россией.
И ведь Китай (по крайней мере судя по сообщениям в СМИ) и не давал повода надеяться на запуск проекта, а именно запуск товарооборота через ТЛК «Южноуральский». Однако всячески, как писали те же СМИ «с восточной неторопливостью», демонстрировал свою заинтересованность. Но и только. Постоянно обозначались намерения, желания, выражались одобрения, но не более.

В декабре 2015 года у российской команды наступило разочарование. А у китайской? Китай не выразил по этому поводу никакой солидарности.

11.12.2015, Губернатор Челябинской области: Глава региона провел совещание на ТЛК «Южноуральский».

«Беспокоит, что сейчас на объекте нет людей, что все остановлено. Этот вопрос нам необходимо прояснить. Большой интерес вызывает этот проект, вы его строили, а мы всячески вас поддерживали. Я уверен, что мы не ошиблись в оценках, и есть серьезная перспектива, хочется, чтоб она начала реализовываться на практике», — озвучил основные вопросы Борис Дубровский.

«ТЛК Южноуральский» — это приоритетный проект, который находится на постоянной основе на контроле у губернатора Челябинской области. Сегодня мы посмотрели итоги строительства, есть замечания, что он до сих пор не достроен, остались недоработки, которые необходимо в кратчайшие сроки устранить. Второе — хотелось, чтоб ТЛК был не только красивым и большим объектом, но и чтоб он начал активно принимать и отправлять грузы, была максимальная загрузка, причем в обе стороны. На данный момент менеджмент ТЛК говорит о том, что в еженедельном формате составы начнут прибывать сюда во втором квартале 2016 года»,— прокомментировал итоги совещания заместитель губернатора Руслан Гаттаров.

Опять «хотелки», которые находятся практически вне зоны влияния российской команды, реализующей этот проект. Зато очередной отвлекающий внимание маневр, очередная информационная морковка: «Еще один важный вопрос, озвученный на совещании, — создание особой экономической зоны на прилегающей к ТЛК «Южноуральский» территории». Команда идет дальше и еще глубже увязает в пустых проектах.

И все же, кто вложился в этот проект и так бездарно его сопровождает?

По информации ИА «Мега-Урал», собственником ТЛК «Южноуральский» (объектов недвижимости) является ООО «Ресурс», генеральный подрядчик — ООО «Энекс». ООО «Лоджик Лэнд» — управляющая компания, которая будет оперировать бизнесом как на самом комплексе, так и в рамках СП, совместно с государственной китайской компанией «Евроазиатский контейнерный мост».
Инвесторами проекта выступают компании ООО «Ресурс» и ООО «Лоджик Лэнд», которыми владеет кипрская компания ISALCA MANAGEMENT LTD, Конечные бенефициары — физические лица, в числе основных Сергей Копьев, Вадим Сачков, президент ПФК ЦСКА Евгений Гинер и еще ряд лиц, управляющих крупными инвестфондами. Стратегическим партнером проекта является Государственная (100%) транспортная лизинговая компания (ГТЛК).

Небольшая информационная справка в отношении проекта ТЛК «Южноуральский» показывает отсутствие стратегического видения при реализации межгосударственных проектов у команды реализующей данный проект. При этом происходит прикрытие (или вовлечение) государственными структурами при неэффективном расстрачивании скудеющих ресурсов. Бремя ответственности за подобные экономические игры перекладывают на государство, то есть на нас с вами — на граждан России.

Продолжим рассматривать и разбирать интервью Руслана Гаттарова Светлане Яремчук в следующей статье.

http://azabachev.livejournal.com/35654.html

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на свою страницу.

Оставить комментарий