Младореформаторский вираж. Часть 1. Мнимые проекты — 2

Гаттаров_5.jpeg

В предыдущей статье «Младореформаторский вираж. Часть 1. Мнимые проекты» читатель ознакомился с взятым Светланой Яремчук интервью у Руслана Гаттарова, вице-губернатора Челябинской области, ответственного за экономику региона. Мы вчитывались в текст интервью, вникали и разбирались в предлагаемую экономическую концепцию, состоящую из набора нескольких продвигаемых проектов. Были рассмотрены вопросы о развитии экономики в целом, о развитии машиностроения, конкретно миасского автозавода «Урал», и о транспортно-логистическом комплексе (ТЛК) «Южноуральский».

Разбор интервью взбудоражил некоторых блогеров ( — «Тонкости местной политики»). Успокою их, проинформировав о цели — показать, что в начинаниях вице-губернатора Руслана Гаттарова заметно следование определенной стратегии. Да, она оказывается есть! Но направленна не на развитие региона, а на последовательную сдачу экономики региона различным (отечественным и зарубежным) концессионерам.

Суть всей стратегии такова. Определить сектор экономики, подлежащий сдачи концессионеру (инвестору). Это может быть проблемное направление, но как правило его тяжело сдать, а вот перспективное направление, то, на котором можно заработать, реализуется. Далее следует экономическое и правовое обоснование. Затем информационное сопровождение через СМИ и объявление выбранного инвестора. После этого следуют очередные порции пиара.

То есть, по сути, происходит распродажа кусков экономики региона. К настоящему развитию — крупного производства, например, это не имеет никакого отношения. Соответственно ожидать от такой экономической деятельности улучшения социально-экономического положения граждан региона совершенно не стоит.

Также дадим разъяснения на поступившие от некоторых читателей отзывы на первую часть статьи:

*) «Вообще-то, тяжело сейчас во время масштабного кризиса мечтать о развитии. Сохранить имеющиеся мощности — предел мечтаний основных образующих экономику секторов. То, что при этом всём ещё мечтается о модернизации производства, тоже скорее хорошо, чем плохо. Мечтать, как говорится, не вредно. При этом модернизация производства неумолимо ведёт к сокращению рабочих мест — это объективность. Другими словами, в этой части интервью говорятся очевидные и объективные вещи. По-моему, корить за объективность не конструктивно».
**) «По ТЛК: а есть свидетельства о том, что этот проект частных лиц каким-то образом имеет «…прикрытие (или вовлечение) государственными структурами при неэффективном растрачивании скудеющих ресурсов»? В этой статье их нет. Администрация явным образом заинтересована в реализации проекта, но это же не преступление».

Разъяснения:

1. Если «тяжело мечтать о развитии», тогда нужно уходить из управления регионом и мечтать о чем-нибудь в другом менее ответственном месте.
2. В проект ТЛК вложили очень серьезные средства — миллиарды рублей. В инвесторах есть государственные компании. Происходит постоянное информационное сопровождение, в котором говорится, что ни Китай, ни кто-то еще не гарантирует поток грузов, на который рассчитывали организаторы проекта. Тогда зачем построили, если все в неопределенности? На что рассчитывали? Может быть просто провернули стройку с определенным гешефтом для некоторых?
3. Само лоббирование проекта уже ущербно. Так как служит интересам Китая, который не прочь бесплатно получить инфраструктуру для вывоза произведенных у себя товаров. Для Китая это будет способствовать развитию производства и сбыту китайской продукции. Для нас же перспективы сбыта туманны, либо это будет какое-либо сырье. Если же рассчитывать на зарабатывание от транзита грузов, так это опять же не равноценный обмен экономическими перспективами. Они разного порядка.
4. «Администрация явным образом заинтересована в реализации проекта, но это же не преступление». Но если проект не реализовывается, они — кто? Либо идиоты, либо им на самом деле не важно будет ли работать проект, так ведь? Никто, кстати, не говорил, что они преступники. Хотя исключать этого нельзя. Нужно разбираться.
5. Сам факт присутствия государственной компании в проекте говорит о том, что ресурс государства был задействован и мы, как налогоплательщики, понесли убытки. Помимо этого государственного ресурса был задействован ресурс региональной власти, ну как минимум тратились временем (хотя что только им, маловероятно).
6. Опять же возникают сомнения, что частный инвестор существенно вкладывался в непонятный проект и «остался на бобах». Думаю, что привлекли государственное финансирование, (может инвесторы брали кредиты под гарантии госструктур, за которые, если что, придется расплачиваться налогоплательщикам) и ждали результат, думали, что проект заработает, но… При этом Китай-то не дурак. Он смотрит на все это до сих пор и похлопывает по плечу, мол, делайте, делайте ребята.

Теперь перейдем к непосредственной нашей задаче — разобру интервью Руслана Гаттарова, дабы лучше понять устремления новых млодареформаторов, осуществляющих экономические преобразования и, непосредственно связанную с ними, социальную жизнь южноуральцев.

Далее в интервью речь пошла о других проектах: IKEA в Челябинске и высоко-скоростной магистрали (ВСМ) «Челябинск — Екатеринбург».

С.Я.: «Сейчас все говорят о вхождении на рынок Челябинской области магазина IKEA. На ваш взгляд, насколько для нас это интересный проект?»

Р.Г.: «То, что мировой бренд приходит сюда в таких сложных экономических условиях, говорит, что ему это точно интересно. Они не рассчитывали это делать в ближайшие несколько лет, считали, что сделать это будет экономически очень сложно. IKEA готова вкладывать в инфраструктуру, в том числе в дорожные развязки, чтобы там не было пробок. Они очень долго выбирали и выбрали это место на выезде из города в сторону Кременкуля в том числе потому, что по перспективному плану развития Челябинска и дорог, там будет большая развязка. Деньги за участок уже были выплачены.»

Ну что тут комментировать? Очевидная стратегия. Коммерция, торговля — приоритет в таком вот своеобразном развитии. Ими измеряют комфорт жизни. Построенные торговые комплексы научились подавать гражданам как большой успех. Можно рапортовать о рабочих местах (только где высокотехнологичные, заявленные в свое время партией ЕР?).

Следующий вопрос о проекте ВСМ «Челябинск — Екатеринбург».

С.Я.: «На ваш взгляд, каковы перспективы достаточно недешевого строительства скоростной магистрали «Челябинск — Екатеринбург»?»

Р.Г.: «Это проект жизненно необходим Челябинску. Борис Александрович Дубровский верит в этот проект. Это точно его идея, которую мы прорабатываем уже больше полугода. Мы встретились уже со всем пулом экспертов, который есть в нашей стране, очень внимательно следим за тем, как развиваются подобные проекты в мире. Чудес же не бывает, наша экономика сейчас находится в очень сложной ситуации, но при этом развитие не может остановиться. Если развитие остановится, то будет как в «Алисе в стране чудес». Если ты стоишь на месте, то ты не стоишь на месте, ты деградируешь и идешь назад. Нужно бежать вперед, бежать изо всех сил. Если мы останемся на тех скоростях и инфраструктуре, которые есть, мы будем отставать.
Основной эффект будет агломерационный. Мы соединим два миллионника, получим конгломерацию, как мы говорили, в виде гантели в 3,5 миллиона человек. Экономика начнет работать быстрее, предприятия будут развиваться быстрее, рынки, по факту, «схлопнутся». Образуется синергетический эффект, и мы получим очень серьезные новые возможности. Муниципальный, региональный, федеральный бюджет, выиграют все три. И мы готовы будем доказать нашим федеральным коллегам, что агломерационные эффекты, которые возникнут, будут достаточными, чтобы оплатить концессию тем, кто вкладывал деньги. <…>»

«Это проект жизненно необходим Челябинску». Челябинск без этого проекта вымрет? А почему? Что может случиться если его не будет? Проект построения метро в Челябинске также объясняли большой необходимостью. Городу предписывали избавление от транспортного удушья. Однако… Или, следуя посылу Р. Гаттарова, можно предположить, что перспектива у Челябинска и области не завидная, экономика катится под откос, набирая темпы, поэтому, нужно хоть что-то реализовать, чтобы отсрочить стремительное падение?

И опять, как и с предыдущими проектами, оценка реализации проекта располагается в иррациональной сфере. В него верят! Минимум экономических обоснований и расчетов, максимум внушения.

И если уж Р. Гаттаров вспомнил Алису в стране чудес, используя это как метафору, поясняющую стремление как бы к развитию, то давайте присмотримся к ней внимательно. Считаю, что это правильная метафора, так как в сказке Алиса как раз вроде бы бежала вперед, но на самом деле при этом оказывалось, что она двигалась назад. Так и в экономике. Высокопоставленные лица показывают, что бегут вперед, но по факту оказывается, что откатываются назад, причем вместе с гражданами. Подтверждение этой метафоры — в динамике социально-экономических показателей области.

В ответе на вопрос о перспективах ВСМ Светланы Яремчук Руслан Гаттаров затрагивает тему агломераций, в русле все той же непонятной риторики. Вчитайся читатель и осмысли, что нам предлагают высокопоставленные чиновники в качестве объяснения реализуемых проектов и последствий от реализации.
На вопрос о перспективах проекта ВСМ говорится:
— «Да, эффект будет»,
— Какой ?
— «Агломерационный».

Как это понимать? Как оценить «агломерационный эффект»? Ломается вся логическая система критериев и оценок, после чего уже невозможно по тексту понимать, что несет в себе то или иное начинание, проект.

Это очередной похожий элемент, все того же подчерка действий новых младореформаторов, как и младореформаторов времен первой Перестройки. Они также как и тогда считают, что нужно априорно воспринимать все предлагаемые ими проекты, полностью перейдя на метод оценивания и принятия решений по проектам — «мы верим», «мне кажется». Следующая оценка проектов, видимо, будет по принципу — нравится, не нравится. К сожалению, нам не до шуток.

Главное, о чем умалчивается, что проекты транспортно-логистического комплекса (ТЛК) и высоко-скоростной магистрали (ВСМ) являются частью или производными глобальных проектов по построению транспортных коридоров (ТК) из Китая в Россию и далее в Европу. Кстати, данные инфраструктурные проекты находят понимание и у других руководителей областей Урала. Например, «открытие скоростных веток на пути Москва-Пекин позволит создать агломерацию Челябинск — Екатеринбург — Пермь» — считает мэр Екатеринбурга, Евгений Ройзман. Некоторые эксперты к этой тройке добавляют и Тюмень. У Бориса Дубровского, губернатора Челябинской области в планах присоединение еще и Уфы. Вот он — «агламерационный эффект».

Про агломерации и «эффект» от них мы поговорим в следующих статьях.

http://azabachev.livejournal.com/37051.html

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на свою страницу.

Оставить комментарий