Томинский ГОК как пример управления общественными энергиями

Митинг против строительства Томинского ГОК

Два прошедших года были богаты на события. Переворот на Украине, возвращение Крыма и гражданская война на Донбассе стали катализаторами «низовой» гражданской активности. Вчерашние обыватели, внезапно осознавшие себя гражданами, продемонстрировали, казалось бы, давно забытое и утраченное чувство подлинного народного единства.

Все мы помним череду стихийных и не очень митингов, последовавших за 18 марта 2014 года, когда даже официальные мероприятия не выглядели дежурными, а народное ликование — искусственным. Шестьдесят девятая годовщина великой Победы с миллионными колоннами «Бессмертного полка» отбросила последние сомнения — народ проснулся.

После долгих лет люди впервые поверили в государственную власть, а рейтинг Президента, ее олицетворяющего, в мгновение ока побил все рекорды. Казалось бы, дело за малым — не растерять свалившийся на голову потенциал и использовать его на благо страны, ведь присущий согражданам патернализм от пробуждения гражданственности никуда не делся. Такой вот парадокс.

Однако на этом парадоксы не закончились. Как показали дальнейшие события, даже очень грамотная внешняя политика не способна поддерживать уверенность в завтрашнем дне, если в то же время «заваливается» политика внутренняя.

Граждане «из весны 2014 года» серьезно отличаются от граждан «из осени 2015 года». И дело даже не в том, что «своя рубашка» оказалась «ближе к телу», а личные проблемы порой перевешивают слезы детей Донбасса. А в том, что разбуженный «Русской весной» гражданский потенциал никуда не делся. Там, где вчерашние обыватели ограничились бы руганью на кухне или интернет-форуме, сегодняшние граждане становятся ручейками в потоках общественной энергии. А там, где существуют такие потоки, всегда найдутся люди, желающие ими управлять.

Одним из ярчайших примеров выше описанных процессов является феномен Томинского ГОКа. Процесс, начинавшийся как протест узкого круга граждан против строительства более чем спорного промышленного объекта, постепенно превратился в орудие, используемое в политической борьбе. Но обо всем по порядку.

Прежде всего хочется обозначить свою позицию по вопросу строительства ГОКа — главная проблема которого состоит в том, что никто не готов рассматривать сложившуюся проблему концептуально. Противники строительства говорят о личном комфорте, вреде здоровью и экологии. Сторонники — о доходах в бюджет и рабочих местах. Однако ни те, ни другие не говорят о главном — о том, почему граждан загнали в условия,в которых им предстоит выбирать из двух зол — либо жизнь с загубленной экологией и какой-никакой промышленностью, либо стагнация, без промышленности вообще.

Почему-то никого не удивляет сам факт того, что в России XXI века рядом с городом-миллионником строится не высокотехнологичный завод, а предприятие добывающей промышленности, чьи мощности будут работать на экспорт. Граждане опорного края державы озабочены не тем, что промышленность страны продолжает стремительно деградировать в условиях новой холодной войны с Западом, а побочными эффектами.

А это — ключевой момент, ведь даже если строительство ГОКа будет отменено, никто не мешает начать строительство другого предприятия, укладывающегося в общепринятую парадигму. И даже если эта стройка не привлечет внимания, вреда стране она нанесет не меньше.

Очевидным выходом из сложившейся ситуации должна стать не агитка господина Брижанина «Челябинск — город без заводов», сошедшая с билбордов, а комплексное возрождение промышленности — новая индустриализация, которая позволит выйти из состояния «сырьевого придатка».

Однако вместо донесения до взволнованных горожан этих, казалось бы, элементарных вещей, их либо успокаивают, делая вид, что все в порядке, либо старательно пугают — ведь испуганный гражданин куда более полезен для некоторых целей, нежели спокойный.

Вы спросите: «А почему кто-то должен пугать?»

Дело в том, что когда речь касается чьих-то экономических интересов, в нашем случае очень крупных (на кону, напомню, один миллиард долларов), пускать процесс на самотек опрометчиво, его попытаются либо подавить, либо возглавить.

Главным признаком появления за спинами граждан тайных и не очень организаторов является появление ресурсов. И это отнюдь не наклейки, значки, наглядная агитация и транспаранты для массовых мероприятий, являющиеся лишь верхушкой айсберга.

Основным ресурсом любых мероприятий были и остаются взволнованные граждане, которые внезапно узнают о грозящей им «смертельной опасности».

Следовательно, главной целью является привлечение максимально широких слоев населения к протестным действиям. И здесь не нужно ничего додумывать, достаточно взглянуть на то, как противодействие гражданских активистов за каких-то полгода переросло из «бумажной» фазы в «уличную», апогеем которой стал трехтысячный (по данным организаторов) митинг, над которым развевались флаги «Демократического выбора России», «ПАРНАСа», «Солидарности», «Яблока» и КПРФ.

Если еще в марте массовость плохо организованного митинга обеспечивало причудливое сочетание активистов КПРФ и ЛДПР, то уже в сентябре мы видим качественно иное мероприятие, собирающие живую общественную энергию под флагами «либеральной коалиции». Всю, до какой только можно дотянуться. Благо, экологическая тема волнует очень многих, и «пристегнуть» к ней можно всех — от недовольных вырубкой зеленых насаждений до противников полетов военной авиации над городом.

Казалось бы, что в этом плохого? Ведь чем больше граждан выйдет на улицу, тем скорее власти узнают, что горожан волнуют экологические проблемы. Все так, если бы не одно «но». С того момента, как к гражданскому протесту присоединяются «оппозиционные партии», которые, к тому же, явно поспособствовали его развитию, процесс неизбежно переходит в политическое поле, а управление им так или иначе смещается из рук активистов в руки «политических профессионалов». Граждане могут быть искренне уверены в том, что они продолжают участвовать в благом деле, однако использовать их будут строго так, как нужно, — не зря же их собирали, затрачивая время и ресурсы.

Именно это и произошло после того, как общественные энергии были разогреты и собраны. Формула «ГОК — это плохо, потому что он вредит здоровью, экологии и комфорту» получила логическое продолжение: «если «хорошие» против ГОКа, а «плохие» за него, то нужно прояснить позицию власти, читай — губернатора».

Митинг против строительства Томинского ГОК

Вместо того, чтобы продолжать пытаться достучаться до Москвы, диалог с которой может сдвинуть ситуацию с мертвой точки, колоссальная энергия была, по большому счету, направлена на прояснение позиции губернатора и одновременно с этим «слита».

А дальше дело было за малым, слово господина Дубровского, попавшего в «вилку», уже ничего не значило. Выступить за ГОК — значит моментально попасть в список «плохих», высказаться против — расписаться в собственной недееспособности, пойти на уступки — проявить слабость. И все это — накануне выборов в Законодательное собрание Челябинской области.

Протест так ловко увели в сторону, что возмущенные горожане и не заметили, как на место изначально выбранной стратегии привлечения внимания Москвы пришли претензии к губернатору, от которого в сложившейся ситуации не зависит ровным счетом ничего. Тут то и вспоминается главная проблема Томинского ГОКа, обозначенная выше — простота, которая, как гласит народная мудрость, хуже воровства.

Несмотря на то, что процесс, судя по всему, вернулся в прежнее русло, а градус всеобщей озабоченности проблемами экологии явно снизился, с гражданами продолжают говорить на языке лозунгов, предпочитая их обсуждению сложнейшей проблематики.

В связи с этим хочется уделить особое внимание роли КПРФ, члены которой весь год засвечиваются на публичных мероприятиях, однако никаких серьезных шагов, в отличие от своих либеральных товарищей по протесту, не предпринимают. При взгляде со стороны создается впечатление, что поучаствовать в процессе, а то и возглавить его, очень хочется, но что-то постоянно мешает и «колется».

Главная коммунистическая партия страны готова стоять плечом к плечу со своими идеологическими оппонентами (что неудивительно, всеядность КПРФ проявилась еще в 2011 году), превращать мероприятие, приуроченное к годовщине Великой Октябрьской социалистической революции, в экологический митинг и делать громкие заявления.

Однако когда дело доходит до реальных дел, вчерашние непримиримые борцы с произволом олигархов безо всякой причины сворачивают ими же и предложенный референдум по вопросу строительства Томинского ГОКа. Что не удивительно в свете поднимающейся в региональных СМИ кампании по дискредитации и «сливу» общественников, занимающихся этой темой. А «сливаться» вместе с ними парламентской партии явно не с руки. Протест — протестом, но и меру знать надо, иначе можно и без «кресел» остаться.

И тем не менее, гражданский потенциал в деле противодействия строительству горно-обогатительного комбината далеко не исчерпан, а судьба его, вопреки высказываниям отдельных аффилированных граждан, не решена. Главный вопрос состоит в том, будут ли общественные энергии «оседланы» и «слиты» или же окажутся направленными в конструктивное русло.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на свою страницу.

2 комментария к записи “Томинский ГОК как пример управления общественными энергиями”

  1. Ольга:

    Я сама из Челябинска. И полностью поддерживаю строительство Томинского ГОКа, так как людям очень нужны рабочие места, а Челябинску и периферическим городам нудны развитие и инвестиции. Уже хватит все подряд ломать и разрушать. Пришло время всю российскую промышленность поднимать заново.

  2. Тамара:

    Пусть строят Томинский ГОК молча и не обращают внимания на всяких бездельников и неудачников, которые всем недовольны. Нашим детям нужны рабочие места и нормальное социально-экономическое развитие, а не вопли активистов.

Оставить комментарий