Концепция устойчивого развития — механизм сдерживания России

В. Черномырдин и А. Гор

В предыдущем номере мы предоставили информацию о некоторых концепциях и других инструментах доминирования для осуществления мягкой экспансии на противостоящий субъект. Концепции используются в целях нанесения поражения объекту способами, при которых будет достигнута победа без войны. Имеется в виду — без горячей ее фазы. Продолжим рассмотрение концепций, которые применяются в информационном пространстве, приносяопределенные дивиденды носителям этих концепций и, конечно, главным бенефициарам — тем, кто их использует с целью победы в холодной войне.

Экология в тренде

В Челябинске за последнее время возросла напряженность в общественно-политической, гражданской, сфере, которая подогревается определенными силами, действующими с использованием темы экологии.

Анализируя этот общественно-политический процесс, хотелось бы понимать причины его возникновения, а также более глубокие основания — корни, на которых выстраивается политика, направляющая энергию масс. Ее мы фиксируем по неподдельному, искреннему интересу простых граждан, откликающихся на призывы организаторов и внимающих аналитическим изысканиям экспертов, пишущих на тему экологии, например, Томинского ГОКа.

Стоит отметить, что есть положительный момент в самом факте гражданской активности. Но не любая гражданская активность конструктивна. Настораживает результат восприятия гражданами подаваемой информации, или, иными словами, — концептуального обоснования. Оно фактически безапелляционное, и в нем практически нет описания рисков, которые существуют. Подается вилка в выборе — за или против. Концептуального разбора, комплексного анализа проблемы нет. А они позарез нужны, так как общество в очередной раз загоняют в «выбор без выбора» и в очередной раз пугают — чтобы оно, подобно страусу, как по рефлексу спрятало голову в песок и удовлетворилось тем поверхностным подходом, которым его потчуют.

О чем не говорят «экологи»

В связи с Томинским ГОКом или другой темой социально-экономического характера никто серьезно не разбирает тему развития как такового. Большинство высказываются в навязанной потребительской парадигме, на которую реагирует часть среднего класса. Происходит отклик на адресацию к западному образу жизни, европейскому подходу к комфорту, что так по нраву устроителям (в том числе КПРФ) различных экологических митингов.

Почему необходимо говорить о развитии? Потому что только в контексте развития можно выявить аспекты примитивной повестки, предлагаемой теми, кто задает дискурс, придавая ему политически важное, с их точки зрения, содержание. Что, осознанно или неосознанно, пропускают эксперты?

Дело вот в чем. Существует имеющая обоснованный фундамент демографическая теория Мальтуса, именуемая «мальтузианство». Согласно этой теории, рост народонаселения на планете не обеспечивается ростом производимых для человеческого биологического потребления продуктов питания. Из этого следует вывод, что неминуем голод.

Т. Мальтус

Осмысление этой теории некоторыми «экспертами» привело к выводу о необходимости сдерживания роста популяции людей. А некоторыми особо статусными «экспертами» стали предлагаться идеи по сокращению численности человечества. Это и заявления Билла Гейтса о вакцинах, способствующих сокращению населения на 10–15 %, и принца Эдинбургского — о его мечте перевоплотиться в вирус, способный уничтожить человеческую,  паразитирующую на теле Земли, популяцию, и другие подобные заявления.

Нельзя сказать, что у нас доминируют подобные крайние варианты идей или что ими руководствуются наши элиты (хотя — как сказать…). Но, действительно, если численность человечества будет расти, то рано или поздно будет достигнут предел, и мы «уткнемся» в так называемый «потолок», предел роста. И тут либо сокращать население — тогда это будет антигуманное общество, либо сохранять гуманизм — что сделать без РАЗВИТИЯ невозможно!

Осмысливались подобные темы в различных западных мозговых центрах и элитных сообществах — таких, например, как Римский клуб, Бильдербергская группа. Результатом осмысления становились соответствующие концепции. Одна из них — «концепция устойчивого развития».

Выработанная западными клубами концепция была подхвачена и руководителями нашей страны. Стали появляться заявления об устойчивом развитии, адресуемые к концепции, озвученной Альбертом Гором в начале 90-х годов прошлого века, которая являлась творческой переработкой «концепции устойчивого развития» с акцентом на климат планеты.

Так, В. Путин воспринял концепцию устойчивого развития и стал ее транслировать в своих  высказываниях. Д. Медведев больше заявлял о модернизации посредством либерализации (что, в принципе, — несуразица), но так же в контексте воспринятой концепции.

Можно было бы и порассуждать о развитии в России, но у нас в стране системный регресс, то есть регресс практически во всех сферах жизни общества. Созданный государственный аппарат России пока лишь сдерживает страну от деградации. Лишь сдерживает! До сих пор!

Внешние факторы объективно способствуют пониманию необходимости развития. Причем ускоренного, мобилизационного, переламывающего регрессивные тенденции. А следовательно, России необходимо экстренно разработать и принять другую концепцию, по сути противоположную «устойчивому развитию» — концепцию ускоренного мобилизационного развития и государственного эффективного планирования.


Определенный дискурс

Однако региональные эксперты и элиты целиком и полностью «легли» под концепцию устойчивого развития. Так как используют ту же терминологию, те же подходы в анализе.

Вот о чем говорят региональные «эксперты», например, такие как экономист С. Гордеев (из выступления на радио «БФМ» 12 октября 2015 года): «…Нам не нужна революция… необходимо постепенное развитие… нам не нужны шоковые реформы (ложный посыл, так как никто и не жаждет шоковых реформ. — А. З.)… нужно постепенно, устойчиво развиваться…»

Из статьи С. Гордеева «Устойчивое развитие и «экологическая полуправда», мы узнаем, что:
• тема устойчивого развития — это тема международного уровня (все верно — это тема западных господствующих элит);
• существует разность международного и регионального взгляда на проблему, и в этом есть неустранимое противоречие (причина в том, что у одних задача — выжить, у других — жить припеваючи в комфортной экологически чистой среде);
• С. Гордеев выражает желание, чтобы региональные и местные персоны, принимающие решения, поскорее прониклись международной концепцией устойчивого развития и принимали бы решения согласно ей (понятно в чью пользу);
• качество жизни населения — это приоритет экологической темы (происходит манипуляция понятием «качество жизни», естественно — в пользу власть имущей группы).

Все же, задумываясь о реалиях, некоторые «эксперты» могли бы сказать: «Ну что вы, мы — за развитие! Вот, например, предлагаем проекты развития: ВСМ — Высокоскоростная железнодорожная магистраль и ТЛК — Транспортно-логистический комплекс».

Но! Эти проекты не являются основой для развития. Они — жалкое, верноподданическое, услужливое, немощное констатирование нашей (области и страны в целом) несамостоятельности развития. Эти проекты ставят нас в унизительное положение придатка чужой, развивающейся экономики. При реализации этих проектов нам будут диктовать условия — не сразу, немного позже, когда от своего производства мы будем отказываться, переходя в статус обслуги чужого.

Томинский ГОК и тема развития

При обсуждении темы Томинского ГОКа существуют две активные стороны — противников и защитников проекта. И у каждой из сторон возникает стремление к ложному выбору. Если упростить, то у противников — чистая экология или производство, у защитников — развитие добывающего производства для пополнения бюджета или прозябание.

Выбор именно ложный и ограничен вилкой: либо, либо. А нужен другой подход, более сложный. Поиск нужно осуществлять с выходом за рамки предлагаемых выборов и вводом дополнительных параметров в схему решения проблемы. Каких?

Во-первых, приоритет комплексному, всестороннему развитию всех сфер жизни человека, всей цепочки развития общества, начиная от воспитания и далее — до освоения новых пространств и ресурсов в космическом пространстве.

Во-вторых, приоритет теме гуманизма с новым уровнем обсуждения, с высокой его значимостью, с полнотой содержания, с отходом от примитивных рассуждений.

И главное! В-третьих, поверить (вселить веру) в возможность развития как восхождения человека и всего человечества.

Без этих параметров рассуждение об устойчивом развитии неизменно будет скатываться к сдерживающим «гуманитарным» технологиям, то есть к дегуманизации. И тогда вся предлагаемая «концепция устойчивого развития» — не более чем фарс, призванный в красивой обертке предоставить информационно-психологическую «отраву».

Осознать, что нам навязывают

В целом же, в концепции «устойчивого развития» развитию придается своеобразный смысл. Вчитаемся: «устойчивое» развитие, — и подумаем. Это значит — развитие, которое балансирует на грани: развитие-стагнация, то есть где-то около нулевого значения роста экономики, если речь о ней.

Другой аспект смысла — это подмена смысла как такового, подсовывание суррогата. Под реляции о защите окружающей среды, защите экологии предлагаются так называемые «гуманитарные технологии», суть которых — регулирование (сдерживание) рождаемости, наращивание пропасти между бедными и богатыми, наращивание отчуждения между людьми, атомизация, доводящая отношения до звериного состояния.

«Устойчивое развитие» — концепция, навязываемая России, в основе которой находится доктрина «сворачивания» гуманизма с целью сохранения экологии как среды обитания для одной части человечества. Другой же, большей части человечества, готовится участь контролируемой популяции.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на свою страницу.

Оставить комментарий