Спецпереселенцы — первостроители Магнитогорска? Часть восьмая

!intro.jpg

Продолжаем чтение книги «Спецпереселенцы — первостроители Магнитогорска». На очереди глава, посвящённая принципиальной разнице между жизнью спецпереселенцев и вольнонаёмных рабочих.

Мы добрались до одной из интереснейших глав, которая должна пролить свет на вопрос о том, были ли спецпереселенцы «бесправными рабами в тоталитарном аду», или же дело обстояло иначе. Если раньше Салават Харисович касался этой темы вскользь, приводя воспоминания очевидцев и делая весьма спорные выводы, то на этот раз в вопросе должна быть поставлена жирная точка.

Глава начинается с сетований по поводу того, что автор книги «Испытание Магниткой» — Владимир Баканов утверждает, что принципиальных различий ни в бытовых, ни в рабочих условиях между спецпереселенцами и вольнонаёмными не существовало. Такого же мнения придерживаются и отдельные горожане, с которыми беседовал автор, однако цитаты из этих самых бесед, к сожалению, не приводятся.

Салават Харисович, по вполне понятным причинам, не может согласиться с таким мнением и в качестве аргумента выделяет наиболее существенные признаки, присущие спецпереселенцам. Остановимся на них подробнее.

Магнитогорск, 1931 год

«Спецпереселенцы ощущали себя абсолютными изгоями советского общества во всех аспектах — политическом, экономическом, моральном, личностном».

Если с политическим аспектом я согласен, потому как спецпереселенцы были очевидным образом поражены в правах, то с другими есть явные несоответствия, и не потому, что так хочется мне, а потому, что в рассматриваемой книге говорится обратное.

В «экономическом плане»: «Братья Кукушкины, жители города Чистополя, были высланы за то, что владели мельницей. Спустя время, обустроившись в Магнитке, они вновь построили мельницу и крупорушку на Центральном спецпосёлке».

В «личностном плане»: «Мечта о Родине стала угасшей сказкой. Оказалось, что здесь мы жили много лучше, двигались вперёд и имели перспективу развития. Начало было жестоким, но вот теперь всё образовалось, а там — полная яма…» (Хуснутдинова Р.)

«Клуб был. Кино у нас крутили, были и танцы. В 1932 году баню начали обустраивать, до этого баня-вагон приезжала. В 1934-м парк культуры и отдыха построили». (из воспоминаний жителя Центрального спецпосёлка)

Что касается «морального плана», то здесь я позволю себе процитировать уже упоминавшееся дополнение к постановлению Президиума ЦИК от 9 июня 1934 года — «Отделы по спецпереселенцам ПП ОГПУ обязывались в связи с этим широко развернуть работу среди восстановленных в правах, чтобы они добровольно остались жить и работать на тех предприятиях, на которых они работали до восстановления. С этой целью совместно с хозорганизациями должны быть применены ряд поощрительных мероприятий и льгот для остающихся жить в поселках, как-то: предоставление лучших жилищ, лучших условий работы, выдвижение на различные поселковые должности и т.д.«

Ну и совсем уж неудобно говорить об изгойстве и «новой крепостной зависимости» в условиях, когда для детей спецпереселенцев строились ясли, детские сады и школы. Т.е. создавались все условия для их интеграции в советское общество.

Драматический кружок в культ-бараке центрального спецпосёлка

Однако выше обозначенные цитаты Салавата Харисовича не смущают, и своё утверждение он подкрепляет довольно специфическими аргументами в своём фирменном стиле:

«Вольные рабочие, неудовлетворённые условиями жизни, всегда могли уехать, а ссыльные, спасаясь от голода, холода и эпидемий, от изнурительного труда, издевательств карательных органов, часто совершали побеги, что нередко заканчивалось их смертью».

Оставлю это откровение без комментариев. Остаётся только в очередной раз позавидовать мужеству вольнонаёмных первостроителей (коих было ~75%), ну а вопрос побегов, уже разбирался ранее.

Далее автор выкатывает тяжёлую артиллерию и затрагивает святую святых:

«Кроме того, ссыльные были лишены права на любую собственность кроме предметов личного потребления, и поэтому начали строить личные дома гораздо позже наёмных рабочих, то есть в послевоенные годы».

Эта цитата ещё сильнее предыдущей, потому как писать подобное в ключе изобличения сталинской системы может только профан, не знающий о том, что в СССР, как социалистическом государстве, собственность подразделялась на частную и личную.

А личные огороды, о которых автор писал ранее, являлись ярким примером той самой личной собственности, якобы недоступной спецпереселенцам.

Комсомольская домна №2

В завершении главы Ахметзянов по традиции «кошмарит»:

«Работники ОГПУ-НКВД и их добровольные помощники из спецпереселенцев могли безнаказанно оскорбить в самой грубой форме, избить и даже убить человека, отобрать вещи, деньги, продукты. Власть иногда наказывала работников карательных органов за подобные деяния, но происходило это крайне редко».

Конечно же никаких ссылок и даже свидетельств не приводится. Читатель, по всей видимости, должен поверить автору на слово, а ещё лучше представить, как к измождённому спецпереселенцу, подбегают, гремя наганами, сотрудники НКВД отбирать некие вещи, которых, как писалось чуть выше, быть не могло, а затем убивают.

Кто будет исполнять трудовую норму убитого? На что спишут его смерть? Зачем руководству терпеть подобный произвол сотрудников ОГПУ или спецпереселенцев(!!!) и покрывать их (особенно последних, если они «абсолютные изгои общества»)? И самое главное, как такая махновщина может существовать в условиях «системы закабаления и эксплуатации», само существование которой может быть обусловлено лишь максимально эффективным достижением поставленных целей? Но автора подобные «мелочи», конечно же, не интересуют.

Продолжение следует…

P.s: совсем недавно наткнулся на брошюру Карела Чапека — «Двенадцать приемов литературной полемики или Пособие по газетным дискуссиям«, посвящённую приёмам полемической борьбы. Читать рассматриваемую книгу через призму данной работы интереснее, как минимум, вдвое.

http://vis0tnik.livejournal.com/562241.html

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на свою страницу.

Оставить комментарий