«Воспитывать сложно, позвонить легко!»

Реклама детского телефона доверия, ria.ru

На первый взгляд, словосочетание «телефон доверия» не несет в себе никакой угрозы. Ведь ключевое слово здесь — «доверие», то есть «уверенность в чьей-нибудь добросовестности, искренности, правильности» (словарь русского языка С. И. Ожегова). И подтверждение тому — значительное количество таких телефонов доверия, постоянно работающих в нашей стране. Среди них — телефоны доверия ГИБДД, МВД, Службы судебных приставов, Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков… У ФСБ РФ тоже есть свой телефон доверия. Однако речь в этой статье пойдет не о них, а о Службе детского телефона доверия, работающего под единым общероссийским номером (далее в статье эта служба для краткости будет именоваться Службой ДТД, а сам телефон доверия — ДТД). Что это за служба такая, и отвечает ли ее деятельность значению и смыслу слова «доверие» — то есть добросовестности, искренности, правильности?

Служба ДТД — это совместный проект Национального фонда защиты детей от жестокого обращения и Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации. Она действует по всей стране под единым телефонным номером. Эта служба регулярно взаимодействует с бюджетными и коммерческими учебными заведениями — детскими садами, школами. Среди учащихся регулярно распространяются материалы о детском телефоне доверия, на улицах вывешиваются большие информационные плакаты. Если вы находили в дневниках своих детей наклейки с указанием на детский телефон доверия или слышали об этом от своих родных, близких или друзей, то знайте — распространением таких материалов занимаются сотрудники именно этой службы. Необходимо знать, что Служба ДТД, несмотря на название, предлагает свои услуги не только детям, но и их родителям, родственникам.

Телефонные консультанты службы регулярно (в ряде регионов еще и круглосуточно) отвечают на звонки. В основные обязанности таких служб входят:
а) психологическая помощь лицам, находящимся в кризисе, психологическое консультирование детей, подростков, членов их семей;
б) помощь в нахождении социальных служб, с которыми будет взаимодействовать обратившийся;
в) ответы на различные вопросы звонящего.

Казалось бы, все здесь замечательно и благопристойно. Однако при внимательном и детальном изучении документации, касающейся Службы ДТД, в глаза сразу же бросаются некоторые особенности и странности. Так, к примеру, характерной чертой Службы ДТД является анонимность. Выражается это в следующем.

Во-первых, помещения Службы ДТД должны располагаться не ниже второго этажа, иметь защиту от вторжения и повышенную защищенность от посторонних источников шума. Также они должны быть изолированы от иных помещений, не относящихся к Службе, и иметь отдельный вход.

Во-вторых, почтовый адрес Службы ДТД, ее местоположение засекречиваются от широкого круга лиц, к которым в том числе принадлежат и реальные, и потенциальные клиенты Службы.

В-третьих, телефонным консультантам запрещено разглашать информацию о местоположении службы, сообщать об устройстве службы тем, с кем разговаривают по телефону, а также журналистам и иным лицам. Им рекомендуется не сообщать окружающим о своей работе в Службе ДТД, они работают под псевдонимом, не передают третьим лицам информации о себе и коллегах, сведений о работе Службы ДТД.

В-четвертых, в помещении Службы ДТД посторонние могут находится только с разрешения руководителя, информация о факте звонка и содержании разговора не может быть передана никому, кроме как правоохранительным органам и органам опеки и попечительства.

На наш взгляд, подобная анонимность более приличествует разведывательной организации, а не федеральной службе телефона доверия, открыто работающей по всей стране. Однако это «всего лишь» особенность Службы ДТД, самое же главное заключается в содержании той «помощи», которую телефонные консультанты предлагают звонящим.

Помимо телефонного консультирования специалисты Службы ДТД организуют и иную помощь следующих видов:
а) психологическое и телефонное консультирование за рамками телефонных переговоров;
б) медицинская, социальная и психолого-педагогическая помощь;
в) организация помещения ребенка в стационарное социальное детское учреждение (приют, социально-реабилитационный центр).

Вот так легко и непринужденно мы переходим от телефонных звонков к изъятию ребенка из семьи. Считаем необходимым сразу отметить, что Семейный Кодекс РФ (далее — СК РФ) предусматривает такую форму защиты прав детей, как отобрание ребенка при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью. Данная процедура регламентирована законом и осуществляется органом опеки и попечительства. Немедленное отобрание ребенка производится органом опеки и попечительства на основании соответствующего акта органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации либо акта главы муниципального образования. При этом органы опеки обязаны в 7-дневный срок после отобрания уведомить прокурора того района/города, где и произошло отобрание ребенка, а затем обратиться в суд с иском о лишении/ограничении родительских прав. А вот после лишения родительских прав ребенок может как провести все свое детство в приюте, так и попасть в приемную семью.

Однако авторы книги «Услуга “Оказание экстренной психологической помощи детям службой детского телефона доверия, работающей под единым общероссийским номером”», изданной Национальным фондом защиты детей от жестокого обращения в 2013 г. «гигантским» тиражом в 500 экз., считают, что данная процедура должна осуществляться совсем иным образом. Однако, продолжим повествование по порядку и далее дадим правовую оценку позиции авторов данной «услуги».

В соответствии с должностной инструкцией (содержится в указанном выше издании), телефонный консультант первым делом самостоятельно либо с согласия супервизора (один из сотрудников Службы ДТД, координирует деятельность телефонных консультантов) принимает решение предложить звонящему помощь за рамками телефонного консультирования (напоминаем, что помещение в приют рассматривается как один видов такой помощи). Далее он получает согласие у звонящего на организацию для него помощи. После этого информация о звонящем и о содержании звонка передается уполномоченным органам (тут список уполномоченных органов неопределенный — это могут быть, в зависимости от конкретной ситуации, и полиция, и наркоконтроль, и даже ФСБ. Само собой — органы опеки и попечительства в этом перечне на первом месте). В дальнейшем телефонный консультант организует для ребенка и/или его семьи оказание таких видов помощи, как психологическое консультирование и психотерапевтическая помощь, медицинское консультирование (здесь, видимо, имеются в виду прежде всего такие виды медицинской помощи, как документальная фиксация следов побоев и обследование на предмет ранней беременности), социальная, психолого-педагогическая и правовая помощь, помещение ребенка в стационарное социальное детское учреждение.

Давайте поподробнее остановимся на последнем виде социальной помощи. В должностной и рабочей инструкциях телефонного консультанта прописано право сотрудника по организации помещения ребенка в приют на основании одного только телефонного разговора, без решения суда или уполномоченного государственного/муниципального органа. Выглядит это следующим образом.

Во-первых, консультант узнает у ребенка о сути его обращения. В случае, если речь идет о жестоком обращении с ребенком, то консультант должен первым делом выяснить, чувствует ли ребенок себя в безопасности, задав ему одноименный вопрос.

Во-вторых, получив отрицательный ответ, а также согласие своего супервизора и устное согласие ребенка на помещение его в приют, телефонный консультант сообщает о своем решении поместить ребенка в стационарное учреждение руководителю службы телефона доверия, который уже непосредственно договаривается с органами опеки и попечительства о времени и месте изъятия ребенка и выборе соответствующего учреждения.

То есть, по сути, помещение ребенка в приют возможно лишь на основании того, что ребенок на вопрос телефонного консультанта «Чувствуешь ли ты себя в безопасности сейчас?» ответит «Нет». При этом прямо подразумевается, что речь идет о жестоком обращении с ребенком или пережитом им физическом/сексуальном насилии не где-нибудь, а именно в семье. Ведь организация помещения ребенка в приют теряет всякий смысл в том случае, если дома ребенок чувствует себя в безопасности и угроза исходит извне — улица, школа.

Мы сейчас не затрагиваем аспекты психологического состояния ребенка, подвергающегося постоянному давлению и насилию в семейной среде. Многие эксперты утверждают (и подкрепляют свои утверждения опытом), что ребенок из неблагополучной семьи, живущий в атмосфере постоянного давления, унижения
и насилия не будет сообщать о фактах нарушения его прав ни по телефону доверия, ни каким-либо еще способом. Такие дети не обращаются в полицию, они просто замыкаются в себе, поскольку не видят реального выхода из сложившейся ситуации. В то же время о нарушении своих прав и насилии зачастую сообщают дети, чьей жизни и здоровью никто и ничто явно не угрожает. Это могут быть как дети, имеющие определенные особенности нервной системы или отклонения в развитии, так и просто избалованные и капризные дети, привыкшие к исполнению родственниками своей воли и негодующие от вполне справедливого, заслуженного и незначительного наказания. И уж тем более представляется странным, что в случае прямой угрозы своей безопасности ребенок станет звонить по 11-значному телефонному номеру, а не наберет 02.

Мы сейчас говорим о том, что приведенные документы (причем даже не подзаконные акты, а внутренние инструкции) наделяют телефонного консультанта правом принимать решение об изъятии ребенка из семьи! Это прямое нарушение положений СК РФ и существующего законного порядка отобрания ребенка. Семейным Кодексом РФ, федеральным законом от 24 апреля 2008 г. No 48-ФЗ, Постановлением Правительства РФ от 18 мая 2009 г. No 423 и Приказом Министерства образования и науки РФ от 14 сентября 2009 г. No 334 установлен порядок определения наличия угрозы жизни и здоровью детей. Так, первоначально необходимо провести обследование условий жизни несовершеннолетних граждан и их семьи. По результатам обследования составляется акт. В дальнейшем же на основании решения органа местного самоуправления или исполнительной власти, как уже сказано выше, осуществляется отобрание ребенка. (Кстати, к указанным нормативно-правовым актам также хватает вопросов в части нарушения прав семьи в целом и родителей в частности, но их анализ не является предметом настоящей статьи).

Здесь же нам предлагают совершенно другую схему работы. И эта схема лишь отдаленно напоминает существующий законный порядок.

Справедливости ради надо отметить, что инструкция по работе с сообщением по поводу жестокого обращения с ребенком в Службе ДТД предусматривает необходимость проверки указанного сообщения путем разговора с третьими лицами из окружении ребенка и выяснения обстоятельств, на которые ребенок ссылается. Однако нельзя забывать, что:
а) эти действия будет предпринимать неуполномоченное лицо, которое нарушает п. 8 ст. 9 федерального закона от 27 июля 2009 г. No 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», запрещающий сбор информации о частной жизни, составляющей личную и семейную тайну гражданина, помимо его воли (за исключением случаев, когда такой сбор предусмотрен федеральным законом);
б) действия этого лица невозможно проследить, поскольку вся информация совершенно закрыта, вы даже не знаете, где располагается Служба ДТД;
в) никаких документов по итогам такой проверки, с которыми можно было бы ознакомиться и которые можно было бы обжаловать, не составляется;
г) не предпринимается никаких действий по реальному ознакомлению с семьей и семейной обстановкой.

Изъятие ребенка из семьи — самое серьезное последствие телефонного звонка ребенка в Службу ДТД, однако не единственное. Не стоит забывать, что информация о разговоре и его содержании по усмотрению телефонных консультантов может быть передана в органы опеки и попечительства и органы внутренних дел. А последнее в дальнейшем может стать основанием для постановки такого ребенка и его родителей на учет в указанных органах. Возможные последствия легко себе представить — визиты в вашу семью должностных лиц, которые вряд ли будут благожелательно настроены к вам и вашей семье.

Если же рассматривать документацию Службы ДТД в остальной ее части на соответствие действующему законодательству, то и здесь возникает множество вопросов. Так, статья 23 Конституции РФ определяет, что каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. Статья 24 Конституции РФ устанавливает, что сбор, хранение, использование информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются. Однако должностные инструкции телефонных консультантов прямо регламентируют необходимость установления последними «контроля за ситуацией» путем достижения «договоренности» с детьми о повторных звонках. Таким образом, с учетом всего вышесказанного о закрытости информации, попадающей в руки Службы ДТД, неизвестные вам лица получают доступ к информации о вас и вашей семье, причем какой именно информацией они владеют, вам будет неизвестно.

Статья 38 Конституции РФ и статья 1 Семейного Кодекса РФ устанавливают, что семья, материнство, отцовство и детство находятся под защитой государства. При этом, согласно статье 1 СК РФ, семейное законодательство исходит из необходимости укрепления семьи, построения семейных отношений на чувствах взаимной любви и уважения, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи, решения внутрисемейных вопросов по взаимному согласию и приоритета семейного воспитания детей.

Социальная реклама ДТД, обращенная непосредственно к детям, призывы звонить в любых проблемных для них ситуациях противоречат всем этим принципам! Абсолютно бесконтрольное вмешательство третьих лиц в дела семьи позволяет им влиять на поведение ребенка без согласия родителей. При этом совершенно никакой ответственности такие «помощники» нести не будут, ведь вам не говорят ни о факте, ни о содержании телефонной консультации, эта информация является совершенно закрытой. В то же время при регулярном обращении ребенка в Службу ДТД («установление контроля над ситуацией») поведение ребенка вполне может перерасти в систематическое неприятие родительских позиций, к подрыву родительского авторитета.

Необходимо понимать, что наличие ДТД с призывом звонить на него при любых проблемах формирует систему доносительства на собственных родителей и других членов общества. Доносительство — черта, совершенно не соответствующая нашей культуре, ценностям и мировоззренческим установкам, черта, которая несет в себе большую опасность.

Ввиду вышеизложенного, можно с уверенностью констатировать, что деятельность Службы ДТД противоречит целому ряду норм российского права, а активная пропаганда ДТД препятствует реализации родителями права на вос питание, предусмотренного статьей 38 Конституции РФ, подрывает институт семьи, порождает атмосферу недоверия и подозрительности, формирует социально-вредные и духовно-порочные установки у подрастающего поколения, способствует атомизации общества.

Полагаем, что в нашей статье нам удалось осветить все моменты, имеющие значение для ответа на вопрос, поставленный в самом начале: отвечает ли деятельность Службы ДТД значению и смыслу слова «доверие»?

Можно ли считать деятельность Службы искренней, то есть правдивой, откровенной (словарь русского языка С. И. Ожегова), если звонящим детям не объясняют все возможные последствия их согласия на помещение в приют (в том числе возможность лишения родителей родительских прав и, следовательно, постоянного пребывания ребенка в приюте или передачи обратившегося с жалобой ребенка в приемную семью), а даже если и упоминают о таких последствиях, то дети в силу возрастных особенностей все равно не в состоянии эти последствия понять и оценить?

Можно ли считать деятельность Службы ДТД правильной, то есть не отступающей от правил, норм (словарь
русского языка С. И. Ожегова), если внутренние инструкции Службы противоречат действующему законодательству? Правда, на последний вопрос — можно ли считать Службу ДТД добросовестной, то есть честно выполняющей свои обязанности (словарь русского языка С.И. Ожегова), — ответа у нас пока нет. Ведь, с одной стороны, мы хотим верить, что в данной Службе работают честные, порядочные люди, имеющие общие с нами ценности — автономности семьи в решении внутренних вопросов и приоритета семейного воспитания. А с другой стороны, у нас просто нет информации о людях, которые там работают, и о ценностях, которых они придерживаются: ведь Служба ДТД — анонимна.

С книгой «Услуга “Оказание экстренной психологической помощи детям службой детского телефона доверия, работающей под единым общероссийским номером”» вы можете ознакомиться по ссылке: URL: http://p13501.edu35.ru/attachments/article/112/Stand_8.pdf. Обращаем ваше внимание, что вся документация по Службе ДТД в свое время была размещена на официальном сайте Национального фонда защиты детей от жестокого обращения в открытом доступе (хотя найти это можно было далеко не сразу). Она и теперь там. Вот только открывается по прямой ссылке из поисковика (если вы ищете по названию приложений, к примеру — «Должностная инструкция телефонного консультанта…»), в перечне же материалов вы ее не найдете. Интересно, почему?

Вадим Филиппов

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на свою страницу.

Оставить комментарий