Спецпереселенцы — первостроители Магнитогорска? Часть седьмая

!intro.jpg
Продолжаем чтение книги «Спецпереселенцы — первостроители Магнитогорска». Сегодня речь пойдёт о трудовой деятельности спецпереселенцев и особенностях их повседневной жизни.

Глава начинается с уточнения численности спецпереселенцев, участвовавших в строительстве Магнитогорска. Салават Харисович, ссылаясь на Баканова, Дектярева и Галигузова, озвучивает уже известную нам цифру в ~ 40 000 ссыльных на 1 декабря 1931 года. Однако, если в первой главе автор писал о том, что в работе участвовало лишь ~ 14 000 человек, а остальные были иждивенцами, то в главе пятой они, по непонятной причине, были поголовно записаны в строители. Подросло и количество спецпереселенцев относительно общего количества первостроителей, изменившись с 1/4 до 1/3.За информацией историков следует информация архивная, согласно которой на 1 декабря 1931 года в строительстве участвовало 13 700 спецпереселенцев. Для чего данные исследователей противопоставляются архивным, становится понятно чуть ниже, когда автор пишет:

«Как бы там ни было, трудовой вклад спецпереселенцев в строительство Магнитки бесспорен. Думается, что своим самоотверженным трудом они заслужили памятник не меньше первостроителей-комсомольцев. Остаётся ждать, когда благодарные потомки вспомнят о них и воздадут должное».

Т.е. демонстрируя, что количество спецпоселенцев в любом случае было значительным и достойно увековечивания.

Однако, не совсем понятно, зачем нужен ещё один памятник, ведь знаменитая «Первая палатка» увековечивает подвиг всех первостроителей Магнитогорска, а не только комсомольцев. И если уж настаивать на восстановлении исторической справедливости, которое я всячески поддерживаю, то неплохим вариантом может стать дополнение в виде мемориальной доски с перечислением всех категорий граждан, участвовавших в строительстве и их численности. Вот только с цифрами нужно определиться.

Закончив с уточнением количественных показателей, Салават Харисович переходит к описанию особенностей повседневного быта. Вот некоторые из них:

«Немало времени у каждой семьи уходило на обработку личных огородов, а также на работу в сельхозартелях».

«На 1 января 1935 года в сельхозартелях Магнитогорска числилось 139 лошадей, 455 голов крупного рогатого скота, 1 213 голов мелкого рогатого скота, 715 кроликов. Посевные площади спецпосёлков под зерновые составляли 2 666 га., под овощные — 120 га., под картофель 401 га».

Напомню, что сельскохозяйственная артель, как любая другая артель, являлась добровольным объединением граждан для ведения коллективного хозяйства с обобществлёнными средствами производства.

Но самое интересное начинается далее, когда автор начинает описывать «усилия, необходимые для выживание каждого члена семьи»:

«Купить продукты по карточкам в магазине, что-то на рынке или в ближайшей деревне; необходимость принести домой воды, набрав из колонки, сходить на мельницу или крупорушку, приготовить еду в неблагоустроенных условиях барака».

«И везде очереди, очереди».

Одним словом мрак и ужас для современного обывателя. А ведь совсем недавно такая жизнь не вызывала удивления, и уж точно не воспринималась, как «борьба за выживание». Тем более, когда речь шла о быте первостроителей.

Читаем далее:

«Нередко ссыльные проходили за день по 20-30 километров. Чтобы успеть на работу вовремя, приходилось очень рано вставать, затем достаточно далеко идти, а вечером, тем же маршрутом обратно».

А вот это уже, действительно, серьёзное испытание. Прабабушка автора этого ЖЖ, во время войны трудилась в цехах Танкограда, дорога до которого занимала около 5 километров в одну сторону. Однако даже она выматывала настолько, что по истечении какого-то времени было принято решение возвращаться домой один раз в неделю, чтобы передать карточки.

Не берусь судить со 100% вероятностью, однако ежедневные шестичасовые пешие переходы тысяч первостроителей видятся сомнительными хотя бы из соображений рациональности. Ведь никакой логики в том, чтобы располагать спецпоселения на большом удалении от места работы, нет.

И это подтверждается картой Магнитогорска, представленной на 59 странице книги:

Завершается глава очередным примером деятельности «сталинской системы карательных органов, не считающихся с людскими потерями, человеческим горем и страданиями»:

«Полностью неспособных к какой-либо работе оставалось немного, и тем не менее, ОГПУ предпринимало все усилия, чтобы таковых было ещё меньше. В частности, это происходило за счет перевода нетрудоспособных на так называемое иждивение или отправке к местам изначальной высылки».

Продолжение следует…

http://vis0tnik.livejournal.com/533473.html

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на свою страницу.

Оставить комментарий