А где же небесность?

29 октября в челябинском киноклубе имени Леонида Оболенского состоялся показ фильма «Небесные жены луговых мари» (Россия, 2012, режиссер Алексей Федорченко).

Анонс фильма был размещен в том числе в паблике «Управление культуры Администрации г. Челябинска» в социальной сети «ВКонтакте»:

«В киноклубе Оболенского сегодня покажут фильм, снятый по одноимённой книге Дениса Осокина. Фильм состоит из 23 новелл, продолжительностью от одной до десяти минут. Главной героиней каждой из новелл является девушка или женщина от 14 до 45 лет, чьё имя начинается на букву О: Окай, Осылай, Одоча, Ошвика, Оразви, Орапти, Одарня, Офраси, Опи, Оняви, Окалче… В ленте показан быт, традиции, культура марийского народа с 1970-х годов до наших дней.»

Описание фильма в анонсе вызывает интерес — необычные имена, короткие новеллы, традиции малочисленного народа России…Вот только главного в анонсе не сказано. Фильм действительно был бы весьма интересным и необычным, если бы показывал культуру марийского народа через сочетание современной жизни и таинственных преданий. Но есть одно огромное, все перечеркивающее «но», о котором редакторы паблика либо не знают, либо зачем-то умалчивают.

Сюжеты почти всех новелл так или иначе связаны с сексуальными отношениями. Но они не ограничиваются, например, показом обнаженного тела, которым никого уже нельзя удивить и шокировать — на экран вынесены такие аспекты интимной жизни, о которых не принято говорить, которые являются скрытыми, и даже пересказывать их неловко и неприятно. Отдельные сцены и реплики персонажей отвратительны, подчеркнуто реалистичны, они раздражают и вызывают чувство отторжения.

При этом магические элементы сюжетов действительно взяты из марийского фольклора. Так, в новелле «Одога» девушка заболевает после того, как обнималась с парнем под священной березой. В новелле «Ошика» молодая женщина убивает заговоренным гребнем злого мужа. В новелле «Оропти» героиня встречает в лесу лесную женщину — Овду. Запреты, связанные со священными деревьями, заговоры, волшебные гребни, лесные существа — все это присутствует в фольклоре многих народов, повторяется в мифах, легендах, сказках. Вопрос здесь в том, как именно эти сюжеты преподносятся.

Кадр из фильма

Кадр из фильма «Небесные жены луговых мари», новелла «Оропти»

Даная, Рембрандт

Рембрандт. Даная, 1636-1647. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург.

Героиня новеллы «Околча» — любовница ветра. Подобные мотивы распространены в мировой культуре, вспомним хотя бы Данаю, соблазненную Зевсом в образе золотого дождя.

Ветер преследует цыганку в стихотворении Федерико Гарсиа Лорки «Пресьоса и ветер»:

Пергаментною луною
Пресьоса звенит беспечно.
И оборотнем полночным
К ней ветер спешит навстречу.

Девушка ждет своего жениха — ветра в песне группы «Мельница» («Ветер», слова Наталья О’Шей, Ольга Лишина):

Как ко мне посватался Ветер,
Бился в окна, в резные ставни.
Поднималась я на рассвете, мама,
Нареченною ветру стала.

Что же в фильме? А в фильме Околча поднимается на холм, оголяется ниже пояса, поднимает подол платья и отдается ветру.

Кадр из фильма

Кадр из фильма «Небесные жены луговых мари», новелла «Околча»

В новелле «Ошалге» дед далеко бросает заговоренную монетку, объяснив внучке, что под монеткой она найдет свое счастье. Ошалге ищет монетку, и находит в кустах юношу, который справляет большую нужду. Позже молодые люди женятся, но интересно, что именно приобрел сюжет от физиологической подробности?

Семь из 23 новелл связаны со смертью: в них присутствует убийство, самоубийство, поднятый из земли покойник, поминки, похороны. Особенно зловещая новелла «Ормарче». Молодые девушки деревни тайно собираются вместе и накрывают стол. К ним просится и девочка-подросток Ормарче. Начинается застолье, и Ормарче с ужасом видит пришедших на угощение покойников  — молодых мужчин. Убежать ей не дают. Девушки говорят, что ритуал нужен для того, чтобы позже удачно выти замуж, и, раздевшись, танцуют перед «гостями», обливая себя киселем. Ормарче громко пукает, и тогда ее выгоняют вон. Девочка зовет на помощь жителей деревни, мужчины бегут, схватив палки и топоры, в указанное место, но застают там только мокрых обнаженных женщин, танцующих в трансе.

Подведем итог и посмотрим, чем на самом деле обернется такая картина для зрителя?

Во-первых — простой, суеверный, наивный народ, застрявший в межвременье и его подчеркнуто убогий деревенский быт. При этом в съемках, помимо актеров, участвовали обычные марийцы.

Кадр из фильма

Кадр из фильма «Небесные жены луговых мари»

 

Во-вторых — элементы фольклора, марийский язык, песни, имена. То есть то, что человек с детства воспринимает как основу идентичности, принадлежности себя к своему народу, истории и культуре. Еще один важный элемент — национальный костюм. Вспомните, как изображены люди разных народов в детских книгах? Всегда в традиционной одежде! Японское кимоно, индийское сари, русский сарафан — яркий образ и отличительные черты ребенок запомнит навсегда. В конце фильма «Небесные жены» героини всех новелл одеты в народную одежду и произносят свои имена.

Кадр из фильма

Один из финальных кадров фильма «Небесные жены луговых мари»

В-третьих, показана неприглядность, даже отвратительность скрытых сторон интимной жизни.

Кадр из фильма

Кадр из фильма «Небесные жены луговых мари», новелла «Ошаляк»

Но если соединить убогость с глубинными образами, составляющими идентичность народа, и обмазать отталкивающим и омерзительным, то получается…оружие против народа и его истории! Ведь нельзя любить, ценить и уважать отвратительное и низменное, даже если оно обряжено в яркий костюм.

Нужно сказать, что зрители понимают это и возмущаются фильмом. Пользователь Curio пишет на сайте kinopoisk.ru:
«Но знаете что самое страшное, все выполнено натуралистично. Съемки проходили в реальных деревнях Марий Эл, в домах местных жителей с сохранением обстановки. Сюжеты основаны на преданиях, которые передавались веками.

И что же получилось на выходе. Марийские женщины думают, хотят только секса, не важно с кем и как. А традиции служат лишь основой для извращенных интерпретаций сексуальных потребностей. Где же небесность этих жен? Да они пятой точкой заземлились так, что и представить сложно.

Мне правда жаль зрителя, который посмотрев этот фильм решил, что именно так обстоят дела. Кто кричит, что пусть уж такой, чем вообще ничего. Кто увидел коммерческую жилу в народе, который просто звучит экзотично и мало знаком европейскому, да и российскому зрителю. И я сочувствую режиссеру и сценаристу, которые не смогли увидеть красоты в культуре марийского народа.»

Я тоже сочувствую челябинскому зрителю, который вынужден был смотреть такой фильм.

P.S. Фильм «Небесные жены луговых мари» входил в программу кинофестиваля «Полный артхаус II», который прошел в начале 2014 года в Челябинске. О содержании картин фестиваля и сомнительном качестве российского артхауса я писала в статье «Тупик» (газета «Суть времени», №84).

Кадры из фильма взяты с сайтов nnm.me, hdgid.net, kino-teatr.ru, cloudcinema.ru

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на свою страницу.

3 комментария к записи “А где же небесность?”

  1. Ольга:

    Какое название фестиваля, такие и фильмы.

  2. Дмитрий:

    «Это же настоящее перестроечное кино…» Как не вспомнить период, когда появление ранее табуированных тем на экране подавалось нам как важный шаг к прогрессу, движение в «цивиллизованное» европейско-американское будущее. Конец 80-х, времена видеосалонов, самые последние сеансы в жанре «супер-эротика», следующие после боевичков и «ужасов». По поводу российских фильмов «Маленькая Вера», «Интердевочка» «передовая общественность» заливалась восторгом: «Ведь можем же, когда захотим, не хуже «эммануэлей» заграничных…» Четверть века уже с той поры минуло. Сцены «ню» в кинокартинах стали обязательным элементом, без которого едва ли возможно помыслить о коммерческом успехе фильма. Какая уж тут «небесность»… Режиссеры и сценаристы соревнуются в «новизне» подачи, перебрали, пожалуй, уже все возможные традиционные и нетрадиционные стороны секса. Добрались и до этнографии. Жизнь женщины в сельской общине всегда была регламентирована строгими правилами. Дело даже не в силе религиозной морали или традиций, хотя, конечно, деревня в противовес городу всегда была более сильна нравственными устоями. В небольшом селе все на виду, молва распространяется быстро, и «легкое поведение» женщины просто ставило крест на перспективах удачного замужества, построения нормальной семьи. Поэтому появление такого фильма о марийских женщинах не просто «оригинальная находка» киношников, а сознательная попытка растоптать и так уже подорванные устои, в очередной раз все извратить, переиначить.

  3. Ольга:

    Наверное, если копнуть, окажется, что фильм создан на какой-нибудь «грант» из соответствующего НКО, «заботящегося» о продвижении «свободы» и «демократии».

Оставить комментарий