О двух антинародных передачах

Эта статья родилась под впечатлением от просмотра двух передач «Любитель истории»: «Гражданская война началась в Челябинске?» и «Кладбище революционеров» в центре города». Оба фильма возмутили меня сочетанием антисоветского и антипатриотического содержания с вальяжной, не предполагающей ответственности за сказанное манерой изложения материала.

Проект рассчитан на челябинскую (на широкую и в основном не профессиональную) аудиторию. «Любители истории» А. Белов и Г. Никитюк курсируя по челябинским улицам то на автомобиле, то пешком, разбирают отдельные эпизоды истории нашего города. Выбор этих эпизодов и характер изложения материала не оставляет сомнений: «любители истории» объявили информационную войну. Кому? Дезориентированной в политическом, идейном отношении части общества, иначе говоря, обывателю. Тем, кто привык, что за них уже всё решили.

Цель этой войны – убедить аполитичную часть общества в том, что советский период истории бессмыслен и преступен.

Для успеха в информационной войне важно «зацепить» аудиторию информационными, смысловыми, идейными, а проще всего – эмоциональными крючками. «Зацепить» — не преступление (это может быть, например, просто манипуляция), если при этом по ценностям субъекта воздействия не наносится удар. Удар тем опаснее, чем меньше человек, который смотрит подобную передачу, вооружён знаниями, чем хуже он знает историю. Не зря говорят, что знание – сила.

Нетрудно проследить, какова тактика войны. Сначала – заинтересовать зрителя, затем – вызвать в нём сочувствие. И в итоге – снабдить его неверной или искажённой информацией, иногда просто выдаваемыми за истину домыслами. Не помешает дать невзначай оценку рассматриваемому событию как нечто само собой разумеющееся.

Разберём этот приём на примере дебютной передачи.

Итак, первое – заинтересовать потенциального зрителя. Это когнитивный крючок. Для этого удачно выбрано название фильма: «Гражданская война началась в Челябинске?» Интерес разбужен, человек смотрит фильм, теперь он зритель. Зритель – это человек, который согласился смотреть, который согласился на определённые правила игры: ему показывают зрелище, он его воспринимает. Если рассматривать передачу «Любитель истории» как крупный эпизод информационной войны, то зритель находится на территории противника – того, кто ведёт войну. Здесь на него сильно воздействуют, проще всего это сделать с помощью жалости, сочувствия – эмоциональный крючок. Это второй шаг. Авторами разбираемого мной фильма на этот крючок внимание зрителя цепляется несколько раз. Первая часть фильма посвящена кладбищу, на котором захоронены «бойцы» и «герои», павшие в неравном бою с красными. Фраза: «Остальные чехи так до сих пор и покоятся здесь, на этом месте» — проникнута глубоким сочувствием к белочехам. Кульминация этого эпизода – минута молчания на месте их захоронения. Если принимать всё сказанное исключительно эмоционально, не опираясь на уважение к советскому прошлому, наверное, «павшие герои» вызовут сочувствие и уважение. И вторая сцена – на вокзале. Г. Никитюк описывает состояние находящихся в вагоне чехославаков: «Вот теперь представь: май, жара, достаточно скудное питание, плюс ещё впереди неизвестность и вот эта остановка, вызванная ленинским указом. Нервы и так у всех были натянуты». Здесь у зрителя возникает образ мучеников.

Третий шаг – этим мученикам даётся однозначно положительная оценка: «В память о тех славных белогвардейцах – иностранцах, которых принял челябинский погост…» Аполитичный зритель не должен усомниться в том, кто герой, а кто – палач.

Завершается фильм ритуалом возложения цветов «белогвардейским героям»: «Вот символические цветы тем чешским смелых парням, которые ехали на родину и попали в, пожалуй, самые драматичные события нашей Родины – гражданская война».

При этом те, кто авторам антипатичен, миф о чьём героизме «любители» стремятся развенчать, изображаются недостойными. Мол, считается, что это герои, а на самом деле они – «палачи-чекисты». И даже тот, кто не палач, всё равно не герой, потому что воевал за советскую власть. О деятельности большевиков любители истории говорят с нескрываемым раздражением, презрением.

О памятнике героям гражданской войны: «Местным большевистским руководителям очень уж хотелось иметь здесь свой аналог кладбища у кремлёвской стены». Какой мотив был у большевиков? Тщеславие, конечно!

А вот о деятельности в советский период: «Здесь последние 70 лет (отвращение на лице) ведутся активные строительные работы, так что всё это подверглось осквернению».

В эту эмоциональную бомбу вкраплены исторические сведения, не дающие зрителю возможность заполнить пробелы в знаниях истории начала гражданской войны и чехославацкого мятежа.

Итог просмотра – зритель «обработан». Для человека, который «не в теме», такая технология может оказаться эффективной.

Но есть и другая аудитория – патриоты, гордящиеся советским прошлым. Их не переубедишь подобными методами. Но это не такая уж проблема: если они разобщены и не готовы к информационной атаке, то отстоять колеблющуюся и просто аполитичную аудиторию им не удастся. Почувствуют же они свою несостоятельность, никчёмность – пускай почувствуют, пустячок, а приятно.

Вот так мне видится основная идея этих передач: развенчивание советских ценностей в них преподносится под видом просвещения.

Возникает вопрос: почему «любители истории» в 2012 году открыто объявили челябинской аудитории информационную войну? Предполагаю, что слой общества, интересы которого они представляют, осознал следующее. Аудитория прозападно настроенных сограждан невелика. Народ, отказавшись от идеалов, на которых воспитывался советский человек, пережив перестройку и 20 лет постсоветского существования (зачастую жалкого и бесперспективного), оказался лицом к лицу с последствиями своего предательства – оказался не у дел в своей стране, лишним, униженным, отчуждённым от смыслов и от истории. Народ начал осознавать, что стоит у пропасти. И ощутил ностальгию по советским ценностям . Об этом же говорят результаты голосований в передачах «Суд времени» и «Исторический процесс».

Что же делать? «Любители истории» не собираются считаться с народом, они хотят использовать недовольство народа властью для разрушения государства, которое невозможно без разрушения страны – и по вымощенной этими намерениями дороге войти в Запад. Это пока они – «любители истории». Вчера они положили цветы к памятнику интервентам, сегодня – оскорбительно отозвались о геройски погибших защитниках нашей Родины. Дай им волю – и завтра они и их либеральные собратья предложат запретить советскую символику, советские книги, советский образ мыслей.

«Любители истории» начали информационную войну с народом. Пора дать им отпор.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на свою страницу.

14 комментариев к записи “О двух антинародных передачах”

  1. Сергей Заикин:

    Сразу после установки в Челябинске возле вокзала памятника погибшим чехословакам этот вопрос рассматривался на ячейке. Насколько я помню, Илье Колесникову поручалось прояснить официальный статус чехословацкого корпуса. Выяснил ли Илья статус чехословаков? — мне неизвестно.
    Поскольку вопрос с чехословаками оказался вновь актуализирован (не без помощи «Любителей истории» и резкой реакцией СВ на версию «любителей»), то пришлось самому рассмотреть этот вопрос.
    Думаю, «любители истории» ошибаются, утверждая, что гражданская война началась в Челябинске. Инцидент между чехами и мадьярами, произошедший 14 мая 1918 года, вполне был исчерпан 17 мая. Да и не мог инцидент между частными лицами быть основанием для столь масштабной войны.
    То, что мне удалось обнаружить в различных источниках, говорит о том, что основанием для войны стал приказ официального лица — Комиссара по военным делам Троцкого от 25 мая 1918 года — в соответствии с которым Советским органам приказывалось расстреливать на месте каждого вооруженного чехословака, а также сурово наказывать всех не исполняющих приказ. Именно этот авантюрный приказ, на мой взгляд, стал реальным актом начала гражданской войны.
    Россия в первой мировой войне входила в состав Антанты, в которую входили также Англия, Франция, США, Япония и еще множество государств. После революции Советская Россия вышла из состава Антанты и перешла в статус нейтралитета по отношению к Антанте и ее противников. Чехословацкий корпус воевал на стороне Антанты против своей страны Австровенгрии за свою национальную независимость и сохранил этот статус после революции в России. По договоренности с Советской Россией Чехословацкий корпус был переподчинен французскому военному командованию и с частичным сохранением вооружения начал переправляться во Францию через Владивосток.
    Троцкий перед должностью Военного Комиссара был в должности Комиссара иностранных дел и на этом поприще полностью провалил мирные переговоры с Германией и Австровенгрией в Брест-Литовске. В сущности, он и не вел переговоров о мире, а под лозунгом «ни мира ни войны» проводил революционную агитацию среди участников переговоров и в армиях воюющих сторон. Разложение российской армии было достигнуто, а противники не разложились и начали масштабное наступление по всему фронту. Троцкий был заменен на переговорах новым наркомом иностранных дел Чичериным, которому пришлось заключать Брестский мир на самых унизительных условиях.
    В связи с этим непонятно, в чем конкретно виноваты чехи и словаки? В том что они не подчинились абсурдному приказу Троцкого? Так они и не находились в его подчинении. И оружие имели на законных основаниях по договоренности с официальными органами Советской власти.
    Чехословаков даже именовать белочехами безосновательно, поскольку белое (офицерское) движение оформилось лишь в ноябре 1918 года. Безосновательно называть чехословаков и интервентами, поскольку интервенция Антанты началась лишь в августе 1918 года.

    Естественно, очень жаль, что выполняя авантюрный приказ «не очень грамотного» военкома, погибли тысячи большевиков. Однако цена этого приказа гораздо шире, от этого приказа рухнула Советская власть на огромном пространстве от Пензы до Владивостока, от этого приказа через три месяца началась интервенция Антанты по всему периметру страны, а от падения Советской власти воспрянуло все белое движение и к концу 1918 года развернулась полномасштабная гражданская война по всей России.
    Ну, не зря же впоследствии Троцкого выгнали со всех партийных и советских постов, а потом и вовсе выслали из страны. Пламенный революционер, руководивший вооруженным восстанием в Петербурге 25 октября 1917, на деле оказался обыкновенным авантюристом.
    Естественно, я изложил здесь свою точку зрения на роль Троцкого в ситуации с чехословаками и в инициации гражданской войны. Хотелось бы узнать точку зрения на роль Троцкого — Александра Забачева, Ильи Колесникова и других участников СВ.

    • Саша:

      Сергей Иваныч, насколько помню, приказ о разоружениибыл выполнен как-раз-таки всеми чехословаками, за исключением Челябинска. Он был обусловлен высадкой японского десанта во Владивосток. Когда чехи пошли «выручать» своих, арестованных Советской властью за кровавый дебош с маьярами, то договорились с комиссарами, что отдают чехам их пьяных арестантов. Однако чехи пленили комиссаров, открыто выступали против Советов. Конкретно после этого был приказ о расстреле, неразоружившихся чехословаков.
      Дима Пермяков написал отличную статью со ссылками по этому поводу: http://eot74.su/?p=2600

      Эта же статья Марии написана в другом ракурсе и рассказывает о одном из фронтов информационной войны. Вам, наверное, Ваш комментарий следовало адресовать всё же к статье Димы Пермякова. Ибо комментарий явно исторического направления.

      • Сергей Заикин:

        Ваши «воспоминания» неточны. И вообще — «Насколько помню» — это несерьезно. Есть же профессиональные исследования, например — http://historystudies.org/2012/07/prajsman-l-g-chexoslovackij-korpus-v-1918-g/ где на основании анализа множества документов изложена история Чехословацкого корпуса в 1918 году.

        Однако моя реплика имеет тот смысл, что изучать приказ Троцкого логично в контексте общей позиции Троцкого и его деятельности в революции. Его неуемная революционная энергия по всем направлениям была направлена на разжигание революции по всему миру. В то время как Ленин пытался направить деятельность большевиков в созидательное русло — заключить мир с Германией и Австровенгрией, на любых условиях, вообще перейти от борьбы к организации строительства социализма (прочтите его статью «Очередные задачи советской власти» от 26 апреля 1918 года) — Троцкий и другие ультра революционеры устраивают одну провокацию за другой. Просто напрашиваются на борьбу. То проваливают мирные переговоры (январь — февраль 1918), то останавливают продвижение чехословацкого корпуса (приказ Чичерина от 17 апреля 1918), то отдают авантюрные приказы расстреливать легионеров Антанты (25 мая), то убивают посла Германии (июль 1918) и вообще устраивают эссеровский мятеж (июль 1918).
        Приказ Троцкого в сущности вообще не имел юридической силы для органов Советской власти и для железнодорожников, которым он был адресован. Троцкий был Комиссаром по военным делам, а не по гражданским. То что его приказ некоторые выполняли — просто очень хотели (и наши и чехи), чтобы чехословаки наконец-то покинули Россию. У Троцкого в сущности не было своих войск, но очень хотелось повоевать и покомандовать. Так что пятеро большевиков, погибших (зарубленных казаками) в Челябинске — это невинные жертвы революционного безумия Троцкого. Равно как и погибшие чехословаки.

  2. Алексей Елистратов:

    Как СВ будет давать отпор? И почему Белов и присные имеют доступ к СММ, а СВ — нет?

    • Ирина:

      2 ноября пройдет круглый стол «О героях мнимых и настоящих», см. информацию на сайте.

  3. Мария Выбойщик:

    Челябинская СВ проводит социологический опрос, напрямую связанный с темой памятника на Привокзальной площади и памятника на Митрофановском кладбище. Подавляющее большинство челябинцев (любого возраста и образования) не знает об их существовании. Люди не в курсе вообще. Когда им начинаешь давать хоть какую-то информацию, они проявляют живой интерес. Им не всё равно — стоит только актуализировать. Это и есть отпор. Нужна помощь! Не потому что сил нет — силы есть. А потому что дело общее, всех нас, всех челябницев.

    • Сергей Заикин:

      Мария, осознайте простую вещь, что социологические опросы — это элемент буржуазной социологии. Спрашивать у людей что-либо, когда они «вообще не в курсе» — бессмысленно. Социология, основанная на опросах — это профанация социальной науки.

      • Высотник:

        Сергей Иванович, а вы в АКСИО принимали участие?

        • Сергей Заикин:

          Не участвовал. Я узнал об опросе через полгода после его проведения. Вас, как я понимаю, интересует как бы ответил?
          По вопросу о десталинизации — против.
          Но и по вопросу о сталинизации (такой вопрос не ставился) — тоже против. Это говорит, что многое зависит от формулировки самого вопроса. Двойное отрицание в опросе вовсе не означает утверждение. Вы проведите опрос на тему «Вы за возврат к сталинским репрессиям без суда и следствия?» — и подавляющее большинство будет против.
          Социологические фирмы поднаторели в искусстве составления опросов. Наверное помните референдум о сохранении СССР с вопросом: «Считаете ли Вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновлённой федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности».
          78 % ответили утвердительно, за сохранение СССР, а через полгода на Украине провели референдум о выходе из состава СССР — и 90 процентов украинцев — за выход из СССР.
          Против десталинизации проголосовало 89,7 %, а на выборах за КПРФ — всего 19 %
          Опросы это политическое баловство.

  4. гриша:

    Что то у «историка» Заикина слишком упрощенный взгляд на данную тему. Скажу сразу,что Троцкий будет виноват всегда,так удобнее.
    Надо почитать более углубленно материал и картина будет другая,начиная с истории 1-й мировой и февральской революции 1917 года.

    • Высотник:

      > Надо почитать более углубленно материал и картина будет другая,начиная с истории 1-й мировой и февральской революции 1917 года.

      «В работе» новая статья, там будет много интересного про Францию, Англию и чехословаков.

    • Сергей Заикин:

      «Скажу сразу,что Троцкий будет виноват всегда,так удобнее.»

      Естественно не один Троцкий виноват. Был еще приказ наркома иностранных дел Г. В. Чичерина от 21 апреля, в котором продвижение эшелонов было поставлено в зависимость от немецких требований. Приказ гласил: “Опасаясь японского наступления в Сибири, Германия решительно требует, чтобы была начата скорая эвакуация немецких пленных из Восточной Сибири в Западную или Европейскую Россию. Прошу употребить все средства. Чехословацкие отряды не могут передвигаться на Восток”.
      Из этого приказа следует, что Советской Россией, в сущности, «командовала» Германия — чехословаков остановить, а немецких и австровенгерских военнопленных отправить на запад. Видимо для соединения с регулярными немецкими войсками, полностью захватившими к этому времени Украину и подобравшихся к Кавказу.

      Приказ Чичерина был выполнен только в начале мая, продвижение Чехословацкого корпуса было полностью остановлено, что вызвало острое недовольство чехословаков.
      Приказ Троцкого стал последней спичкой, переведший недовольство в вооруженный мятеж.
      Кстати, немецкое участие в конфликте с чехословаками выразилось не только в «решительном требовании», о котором сообщает Чичерин. В это время Красной армии практически еще не существовало, во всяком случае — в глубоком тылу, каковыми являлись российские просторы от Волги до дальнего востока. В Красную армию были привлечены кадровые немецкие военнопленные, которые составили наиболее боеспособный костяк Красной армии численностью 8 тыс солдат и офицеров, располагавшийся в Поволжье.
      Рабочие отряды красногвардейцев были плохо обучены, органы советской власти не успели еще приобрести ни хозяйственного ни военного опыта, были многочисленны, поэтому не сумели оказать сколь-нибудь серьезного сопротивления чехословакам, имевшим большой боевой опыт. В военном отношении силы, противостоявшие чехословацкому корпусу, были обречены на поражение.

Оставить комментарий